Главная » 2015 » Ноябрь » 11 » Характерный признак коррупции - это присвоенная власть
16:50
Характерный признак коррупции - это присвоенная власть

Коррупция в Украине питается и существует в первую очередь благодаря молчаливому «договору толерантности», когда должностное лицо, с одной стороны (любого уровня - от сельсовета до Печерских холмов), и человек, который желает получить от этого лица определенную «услугу» - с другой, «толерантно» договариваются (по «тарифам», по «понятиям») «разрулить», «решить» этот вполне «конкретный» вопрос.

 Это слово - «коррупция» (лат. corruptio «подкуп», «повреждение» - от corrumpere - «развращать») стало уже «маркером», «брендом», «фишкой», «словом-инструментом» (клеймом) - так же, как и «реформы», «популизм», «свобода» и некоторые другие языковые клише, которые могут означать в устах того или иного оратора не совсем то, чего требует точный смысл этих терминов; а то и вообще все что угодно. Но нам сейчас, в украинских жестких реалиях, не время предаваться таким вот «играм» с фантомами.

что перед нами такая национальная болезнь, что речь идет о беспощадной дилемме: либо мы укротим ее, либо Украины как политического, социального и духовного субъекта в мире больше не будет. Поэтому необходимы не фантомы, не клише, а, наоборот, предельная точность. И кроме того, понимание корней коррупции в истории.

Есть множество юридических и политико-уголовных определений коррупции. Можно, например, предложить такое: это использование должностным лицом с целью личной выгоды или обогащения своих властных полномочий и доверенных этому лицу прав, а также связанных с его официальным статусом авторитета, возможностей и связей.

Характерный признак коррупции - это присвоенная власть, которую имеет то или иное должностное лицо (от самой низкой до высших ступеней государственного управления) в сфере распределения по собственному усмотрению любых ресурсов, которые ему по закону легитимно не принадлежат. Коррупция - явление системное в той степени, в которой она имеет принудительный характер для тех, кто работает в государственных институциях, ею охваченных.

В то же время (и это очень важно для понимания коррупционных язв сегодняшней Украины) она питается и существует в первую очередь благодаря молчаливому «договору толерантности», когда должностное лицо, с одной стороны (любого уровня - от сельсовета до Печерских холмов), и человек, который желает получить от этого лица определенную «услугу» - с другой, «толерантно» договариваются (по «тарифам», по «понятиям») «разрулить», «решить» этот вполне «конкретный» вопрос.

Такова «норма жизни» украинцев (и властвующих, и «рядовых» - это самое трагичное!) в году 2015-м. Такова традиция, сложившаяся далеко не сегодня. Более того, если обратиться ко всемирной истории, то мы, возможно, с некоторым удивлением увидим, что человечество ведет борьбу с коррупционной чумой не одну тысячу лет - и это не преувеличение.

Еще древневавилонские цари Уруинимгина и Хаммурапи (III-II тысячелетия до н. э.) живьем сдирали со взяточников кожу, живыми замуровывали их в стену, жарили их на медленном огне... Свирепые казни - однако болезнь не уничтожили; она продолжала преследовать народы и государства (а корни ее, как показали современные историки и экономисты, уходят в такой понятный и «человечный» обычай - делать «подарки» чиновнику, судье, писарю, врачу, учителю за предоставленную услугу... Разве это и нам не близко?).

А результаты, а итоги? «Ржавчина» в самой государственной машине, превращение ее в орудие тиранов, гниль в обществе, в морали. И тогда, и теперь! Во времена древнеиндийского правителя Бхарати (ІV ст. до н. э.) один из его министров, Каутилья (очевидно, это псевдоним), опубликовал трактат «Артха-Шастра», где много сказано о коррупции.

В частности, делается такой интересный вывод: «Имущество царя не может быть хотя бы в малой степени не присвоено теми, кто ведает этим имуществом» (!). Показательны также наставления древнеегипетского вельможи Итахотепа (ІІІ тыс. до н. э.) своему сыну, где среди прочего сказано: «Гни спину перед начальством, тогда дом твой будет процветать, твое имущество сохранено и преумножено будет, потому что плохо тому, кто спорит с начальником, но легко жить тем, к кому он благоволит».

Еще в самых древних духовных памятниках неистово и беспощадно осуждалась прежде всего продажность судей (!), потому что это приводит к незаконному перераспределению собственности и желанию решить спор за рамками правового поля. Ветхий Завет («Выход», «Повторение Закона») наставляет: «Даров не принимай, ибо дары слепыми делают и зрячих, и искажают правоту»; «Начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело». В Коране находим такие слова: «Не присваивайте незаконно имущества друг друга и не подкупайте судей, чтобы намеренно присвоить часть имущества других людей». Вспомним, в конце концов, и Божью Заповедь: «Не укради!».

Обо всем этом было известно не одну тысячу лет назад, но... В древнеримских Законах ХII таблиц (около III века до н. э.) уже встречаем этот проклятый термин «corrumpere» в значении «менять за деньги показания в суде», «подкупать судью». И далее в данных законах говорится следующее: «Неужели будешь считать ты слишком строгим постановление закона, карающее смертью того судью или посредника, которые были назначены при судебном рассмотрении дела и были разоблачены в том, что приняли денежную взятку по этому делу?». Вот так!

А царь Петр I (по сравнению с тем, о чем мы рассказали, его эпоха-то почти современность - 300 лет назад) хотел было, разозлившись, издать такой указ: каждый, кто украдет из казны сумму, достаточную для покупки бечевки, - подлежит жесточайшим пыткам и казни! Тогда любимый фаворит, «Данилыч»-Меншиков, шепотом ответил царю: «Мин херц, ты же вообще тогда без подданных останешься - сам, один!».

Монарх немного успокоился. Еще красноречивый эпизод. Царь Александр I вызвал в 1809 году знаменитого историка Карамзина и спросил у него (как у самого «умного человека России») - что же, собственно, творится в государстве? Карамзин ответил: «Воруют, Ваше Величноство!».

Если говорить о коррупции в Московском государстве и Российской империи (а эти традиции повлияли и на украинские земли, в частности, на Гетманщину после ее «порабощения» и «инкорпорации» во времена Екатерины ІІ), то нельзя не вспомнить такой чрезвычайно интересный феномен, как «кормление» (прослеживается еще в эпоху Ивана ІІІ, в ХV веке). Что это было? Тот или иной чиновник (губернатор, воевода, руководитель «приказа») не имел официально установленного царем «жалования» или имел мизерное, жалкое.

Зато он имел огромные, почти никем и ничем не ограниченные возможности «кормиться» за счет людей вверенной ему территории - отнимать деньги, любое имущество, жилье (но правило: оговоренную часть отправлять «наверх», правительству!). Создалась целая «коррупционная пирамида» - сверху вниз (но упаси Господи нарушить ее «правила»!

Вспомним, как в гоголевском «Ревизоре» градоначальник тягает за бороды купцов и приговаривает при этом: «Гляди, не по чину берешь!»). А теперь, читатель, найдите хотя бы три отличия этого «кормления» от украинских коррупционных «правил игры» (откровенно говоря, скользкое и мерзкое выражение), когда районные прокуроры, судьи, милицейские шефы, имея очень скромные легальные зарплаты, строят себе дворцы? Что это, как не «кормление»? А «смотрящие» в каждой области и районе?

Хотелось бы, чтобы читатели правильно поняли: я совершенно не пессимист и не считаю, что, поскольку с метастазами коррупции человечество борется уже не одну тысячу лет, эта беда является вечной и «непреодолимой». Вовсе нет! Но нужно реально, не декларативно (не так, как это делают сейчас наши печально известные «государственные мужи») бороться с этой заразой.

Из ничего возникает ничто; из пустых слов рождается пустота, а то и хуже - цинизм, апатия, неверие или стремление «разбить все до основания», «расстрелять всех воров» (такие настроения в обществе реально существуют и усиливаются). Борьба с коррупцией - это тест на право власти находиться у власти. А нужно только сделать не такие уже сложные вещи (в «цивилизованном мире» они осуществлены уже в конце ХІХ - начале ХХ века, хотя крайне наивно верить, что коррупции там совершенно нигде нет. Но она там на «железном поводке», как боевая собака). О чем идет речь?

Во-первых, о системном преобразовании отношений собственности (что не было сделано во время обоих наших Майданов - а это и стало бы реальной революцией в обществе), о создании класса (прослойки, сословия - как угодно) экономически независимых, самостоятельных относительно государства и чиновников людей (для начала пусть их будет хотя бы 25-30 % украинцев), которые не будут просить судей, прокуроров, милицию, врачей, учителей, чтобы они сделали то, что обязаны сделать по закону.

Во-вторых, возможность менять любого чиновника (от секретаря сельрады до президента) в том случае, если есть обоснованные и доказанные подозрения в коррупционной деятельности и нарушении закона. Конечно, это невозможно в ситуации, когда руководители органов правопорядка, прежде всего генпрокурор, зависят от соответствующего «шефа»! Расследование должно быть реально независимым, иначе это профанация «правосудия» и подпитка коррупции наверху.

И в-третьих (но это очень важно): возрождение хотя бы элементарных принципов культуры и духовности в обществе. Обществе, стоящем на пороге настоящей моральной деградации. Ведь еще Монтескье писал, что уровень морали и культуры в обществе и уровень продажности его людей - это обратно пропорциональные величины: чем более высоким является первое, тем более низким - второе. Это о нас.



Источник: www.donbass-info.com
Просмотров: 259 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar