Главная » 2016 » Март » 10 » Нацбанк: курс и инфляцию будем удерживать ставкой и резервами
17:12
Нацбанк: курс и инфляцию будем удерживать ставкой и резервами

Что будет в Украине с ценами на товары и услуги в 2016 г. — этот вопрос уже ни раз задавали профессиональные финансисты, и общественные организации. В Нацбанке верят, что в этом году индекс инфляции не вырастет более чем на 12%, и, хотя и говорят о возможной погрешности в 3% в случае форс-мажора, пока не готовы пересматривать свой базовый прогноз. Заместитель председателя Нацбанка Дмитрий Сологуб объяснил UBR.ua, при каких условиях в этом году замедлится рост цен, и как них будет влиять девальвация гривни.

Дмитрий, какие сдерживающие инфляцию факторы видит НБУ?

Несколько. Во-многом, это статистическая ситуация. В феврале, марте, апреле 2015-ого цены выросли едва ли не на 30%. После таких темпов, в 2016-ом за 3 месяца мы видим годовую инфляцию на очень низком уровне. Эта дезинфляция вроде бы необычна. Но цены росли быстро, а сейчас они будут активно замедляться.

Инерционность инфляционных процессов, утверждают многие экономисты, не позволит кардинально уменьшить показатель инфляции (более чем в 3 раза сократить разрыв между текущим и планируемым показателями)

Основные макроэкономические условия говорят о нисходящем дезинфляционном тренде и о снижении ценового давления на экономику. Мы видим падение мировых цен на продукты питания, на энергоносители, видим слабое восстановление экономики, низкие темпы роста зарплат и расходов, что сдерживает внутренний спрос и отражается на внутренних ценах. Плюс фактор жесткой фискальной политики, когда дефицит бюджета 2015-ого существенно сократился по сравнению с 2014-ым. То же касается и монетарной политики. Центробанк, наметив достижение цели в 12%, пытается монетарными инструментами, в первую очередь 100% ставки, сохранять жесткую монетарную политику.

Какие ожидания НБУ по темпам?

Мы ориентируемся на ежемесячные темпы роста цен в 0,5-1%. При этом учли давление от роста тарифов на электроэнергию с 1 марта, удорожание газа с 1 апреля с учетом отмены льготного тарифа, и рост тарифов на тепло осенью. Они будут влиять на ежемесячные темпы роста, но они будут небольшими. Мы с коллегами из Госкомстата, НКРЭ, Минэкономики, Минэнерго и "Нафтогаза" все вопросы проговорили, как и прогнозы. И согласно последней информации от этих органов, перерасчеты не предвидятся.

Какой удельный вес в планируемом показателе инфляции каждого сектора экономики и сферы слуг?

Мы по секторам не оцениваем. Мы оцениваем по категориям расходов: продовольственные товары, непродовольственные товары, а по секторам считается индекс цен производителей. Основной вклад в повышение инфляции, примерно до 50%, внесут тарифы. У других показателей, так называемой базовой инфляции, которые не зависят от краткосрочных тенденций, темпы роста минимальны.

О РИСКАХ

Что из базовых условий, закладываемых при расчетах показателя в 12%, уже изменились? (например, Минэкономики дважды ухудшил показатель роста ВВП). Как произошедшие изменения влияют на достижение имеющегося ориентира?

Мы не видим серьезных рисков и причин менять прогноз в 12%. Этот вопрос обсуждался на монетарном комитете в среду. Развитие событий за 2 месяца с начала года пока не выходили за рамки прогнозных показателей НБУ. Это касается не только инфляции, но и макроэкономических оценок по росту и платежному балансу.

Отсутствие видимых рисков сегодня не значит, что их нет…

НБУ важно, чтобы обменный курс отвечал фундаментальным тенденциям экономики и способствовал выполнению инфляционных целей. С конца 2015-ого и в начале 2016 года наблюдалось падение цен на основные товары украинского экспорта. У НБУ был консервативный прогноз относительно цен. Мы рассчитывали, что они будут на одном и том же уровне. Ситуация начала меняться и пока цены даже превышают наш прогноз. Здесь пока риски не видны.

Негативно для стабилизации ситуации — невозобновление кредитной программы Международного валютного фонда. Это влияние на курс, а следом — на инфляцию. Ситуация с задержкой программы МВФ, с долгами привела к давлению на обменный курс и НБУ позволил ему самому находить равновесие. Мы интервенциями сглаживали колебания, чтобы они не провоцировали психологические тенденции и не способствовали ускорению инфляции. Ведь в 2015-ом инфляция во-многом ускорилась из-за резкой девальвации. Согласно нашего базового сценария, учитывающего возобновление программы с Фондом, скорость проведения реформ, приватизацию, фундаментальные факторы для гривны находятся в более-менее равновесном состоянии.

Каждые 10% девальвации, утверждают экономисты, дают дополнительно 3% к показателю инфляции с лагом в 5-6 месяцев. Как это может работать в нынешней ситуации?

Есть разные методы оценки. Эффект перенесения обычно реализуется в промежутке от 3 до 6 месяцев. Мы обратили внимание на то, что многое зависит от скорости девальвации. Исторически у нас коэффициент перенесения от обменного курса на цены составлял 0,25%. В 2015-ом эффект перенесения был гораздо выше — до 40-45%.

С октября 2015-го наблюдалась тенденция плавного ослабления курса и мы пока не видим ценового давления. Это убеждает в том, что при плавных движениях обменного курса эффект перенесения будет невысокий. А 40% — это результат быстрой и глубокой девальвации.

О КУРСОВОМ ВЛИЯНИИ

Каким будет влияние последних витков девальвации?

Этот эффект растягивается во времени. Он, в первую очередь, влияет на показатель базовой инфляции. Постепенное влияние уже началось. Этот процесс запустился с октября и, в принципе, в прогнозах и текущих цифрах это учтено.

Т.е. и в ценах импорта и внутреннего производства?

Украинская экономика не так сильно зависит от импорта, как думают люди. Многие считают, что при девальвации на 20% все цены должны вырасти на 20%. Но это не так. У нас есть доля импортных товаров в ВВП, как одежда, обувь, ряд продуктов питания. Но большинство товаров производится внутри. И мы видели в 2015-ом, что у нас не то что эти товары подорожали, они сначала просто исчезли из продажи (паника с гречкой, макаронами и т.д.) В стандартной ситуации импортная составляющая в цене таких товаров достаточно низкая.  Если мы смотрим на другие страны, то курсы валют этих стран за последние годы сильно девальвировали (как в Канаде, Новой Зеландии). Однако темпы инфляции в этих странах остаются достаточно низкими.

Но импортная составляющая есть в химической, сельскохозяйственной и бытовой продукции, лекарствах, и т.д.

Да, но она минимальна. И она не отвечает тому уровню, как люди ее оценивают.

Но на доллар ссылаются даже неорганизованных рынках?

Это другой вопрос, который мы обсуждали с коллегами из Антимонопольного комитета. Если у вас есть совершенная конкуренция и 8 из 10 торговцев рынка ставят цену из расчета курса 35, который на самом деле 26, то что мешает двум оставшимся продавцам поставить курс 26 и выиграть рынок. Это структурный вопрос, который иногда действительно имеет значение в темпах инфляции.

При каких условиях и какие объемы валюты НБУ готов вливать в межбанк с целью удержания курса, чтобы он не провоцировал рост цен?

Если бы мы жили в детерминистском мире, то может быть я ответил бы. Но моя работа состоит в том, чтобы достичь в стране макроэкономической и финансовой стабильности. И мы все для этого делаем. Мы рынок чувствуем каждый день и видим, как он работает. Если есть задания мы их выполняем. Если есть ограничения — мы выполняем задания исходя из нашего ограничения.

Как в условиях существующей волатильности, особенно из-за временного отсутствия траншей МВФ, НБУ планирует влиять на ценовую стабильность?

Есть базовый сценарий. Мы работаем в рамках программы с МВФ. Сценарий Б и С всегда есть. Однако эти сценарии отличаются и зависят от того в каких условиях он реализуется. Поэтому наша задача работать по плану А. Б и С должны оставаться интригой.

ОБ УЧЕТНОЙ СТАВКЕ

Какие инструменты НБУ планирует задействовать (более активно, менее активно, в каких объемах) для достижения заявленного ориентира в 12%?

Основной инструмент управления монетарной политикой (который мы готовимся использовать активнее) — это процентная ставка, которая позволяет влиять на свободную гривневую массу. Безусловно, для того чтобы этот инструмент работал эффективно, должны быть развитые финансовые рынки. Видим, что даже в нынешних условиях ставка по 2-ух недельному депозитному сертификату — основному инструменту для вложения собственных средств банков, — активно влияет на рынок. И ставки рыночные межбанковские коррелируют с этой ставкой.

А к чему прибегнете при ухудшении ситуации?  

Ставка — тоже один из инструментов при ухудшении ситуации и в прошлом году ею уже воспользовались. Есть другие инструменты — те же резервные требования, которые могут пересматриваться. В какой-то степени административные ограничения — это тоже инструмент управления не только валютного рынка, но и темпами инфляции. Но резервные нормы мы готовы задействовать, когда увидим, что этот инструмент будет более эффективным чем остальные.

Но акцент делаете на изменении учетной ставки?

Обычно в монетарной политике, особенно в тех центральных банках, которые своей основной целью считают стабильность ценовую, стараются использовать процентную ставку, потому что это более нежный инструмент. Резервные требования — это инструмент-молот. Он бьет одновременно по всем банкам. Увеличивает их издержки. В то время как процентные ставки — это инструмент с более гибким влиянием.

Когда можете перейти к применению других инструментов?

В экстренных ситуациях решения принимаются быстро. Если видим, что ситуация более-менее стабильна, то мы решения принимаем в рамках заранее объявленных дат, когда проходят заседания комитета монетарной политики и когда принимаются решения по ставке. Следующее заседание 21 апреля. Но если какие-то наметятся подвижки в позитивную или негативную сторону, то НБУ может и в экстренном порядке изменить монетарные показатели.

Какие отклонения от основного прогноза считаете допустимым?

Идея инфляционного таргетирования не в том, чтобы достигнуть через установленный период конкретного целевого показателя инфляции и всегда в нем оставаться. Задача инфляционного таргетирования — заякорить ожидания населения на среднесрочной цели НБУ, с допустимыми отклонениями в 3%. Мы сейчас находимся не в процессе стабильного инфляционного таргетирования, а постепенного снижения инфляции и перехода к среднесрочному таргету в 5%. Учитывая, что мы идем с достаточно высокой инфляцией, то разумно, что могут быть большие интервалы изменений. Мы указали ориентир на цель 12 (плюс-минус 3%).



Источник: ubr.ua
Просмотров: 302 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar