Главная » 2015 » Август » 7 » Разговор слепого с глухим. Что происходит в холдинге «Вести» после смены власти?
12:16
Разговор слепого с глухим. Что происходит в холдинге «Вести» после смены власти?

Что на самом деле сейчас происходит в холдинге «Вести», полагаю, выяснят только британские ученые лет через десять. Холдинг, к которому всегда было много вопросов - и у власти, и у Нацсовета, и у налоговиков, и у коллег и, будем откровенны, у читателей, предпочитал не распространяться по поводу того, какие тайны хранит его очень недешевый двор в самом центре украинской столицы. Ну а прикрывал вход в этот внутренний дворик своей широкой и публичной грудью Игорь Гужва. До недавнего времени.

О том, что страж у ворот сменился, первым сообщил политтехнолог Дмитрий Раимов, - правда, никто ему всерьез не поверил. А зря. Как мне сообщили сразу несколько источников в «Мультимедиа Инвест Групп», он общался с «первоисточником», и о будущих реформах во всех СМИ холдинга осведомлен (к сожалению, получить комментарий лично у него мне не удалось). Информация Раимова подтвердилась очень быстро - Игорь Гужва сообщил о продаже холдинга, новый менеджер рассказала о грядущих концептуальных изменениях, и все начали шушукаться о том, кто же отжал очередной медиахолдинг (помните, купить медиахолдинг летом - предвестник революционных событий зимой)? Ведь, кажется, Клименко и приписывали владение «Вестями», не мог же он отжать холдинг сам у себя? Что происходит?

А происходило, тем временем, совсем не снаружи, а внутри изданий. Новый медиаменеджер Ольга Семченко после официального заявления притихла, Игорь Гужва занят судебной тяжбой, а газета продолжает ежедневно выходить. «Вести.Репортер» благоразумно закрылись до конца лета - сегодняшний номер станет последним до сентября, после чего журнал выйдет с новой концепцией, а радиоактив холдинга без лишнего шума сменил топов, назначенных всего месяц назад (правда, их заменили люди изнутри). 

Тем временем, первая ласточка - редактор «Вести.Репортер» Светлана Крюкова, заявила о своем уходе:

 
 

В попытках понять, что на самом деле происходит в холдинге, я поговорила со Светланой и несколькими другими источниками, которые пожелали остаться неизвестными, чтобы восстановить цепочку событий.

Вообще первым сигналом стало то, что один из номеров «Репортера» в середине июля сняли из распространения за статью, где критиковались Порошенко и Саакашвили. То есть номер впервые не дошел до читателя из-за того, что кто-то там испугался критики, - объясняет Светлана.

А вот о невыходе номера рассказывает Сергей Щербина:

 

 
 

Глеб Простаков, главный редактор «Вести.Репортер», объяснил тогда невыход номера технической причиной, - мол, следующий просто решили сделать сдвоенным.

Вести, Игорь Гужва, Вести.Репортер, Глеб Простаков, Светлана Крюкова, Дмитрий Раимов, Сергей Щербина

Тот самый сдвоенный номер, действительно, без материала о Саакашвили

На этом, впрочем, снятие материалов не закончилось. «Буквально во вторник ночью по приказу «смотрящих» из газеты «Вести» убрали текст про судебный процесс Игоря Гужвы,» - рассказала Светлана Крюкова. Сотрудники газеты подтвердили мне, что текст о судебном процессе - это громко сказано. Речь шла о короткой заметке, в которой ничего, кроме краткого изложения фактов, собственно, не было. Правда, кто конкретно эти «смотрящие» и как с ними контактируют редакции, мне не сообщил никто.

Вести, Игорь Гужва, Вести.Репортер, Глеб Простаков, Светлана Крюкова, Дмитрий Раимов, Сергей Щербина

Светлана Крюкова

И в тот же день в журнал Репортер не пустили мой «Репортаж из багажника», - продолжает Светлана. - Еще Игорем Гужвой в июне мне было дано задание внедриться в избирательный штаб двух главных кандидатов по 205-му округу в Чернигове, либо одного из них, если второй из них - не согласится. Провластные кандидат Сергей Березенко - отказался, бизнесмен Геннадий Корбан - согласился. Главным условием было: материал выходит после выборов - чтобы не выглядел как агитационный.

Вести, Игорь Гужва, Вести.Репортер, Глеб Простаков, Светлана Крюкова, Дмитрий Раимов, Сергей Щербина

А вот и одна из последних планерок «Вести.Репортер». В центре - не главный редактор, а один из директоров из наблюдательного совета

- В чем именно заключалось внедрение?

Когда-то на обучении в школе журналистики в США я забрела в редакцию Нью-Йоркер. Один из американских журналистов хвастал свежим репортажем, который он только что закончил и готовит к печати. Это была история об одном конгрессмене, который принял участие в выборах. Американец написал один из самых сложных репортажей в своей жизни, а потом получил две ценные премии. С тех пор я лелеяла тайну мечту сделать нечто подобное - история полного погружения в один процесс. Выборы по 205-му округу стали как раз такой площадкой. Суть «внедрения» - находиться рядом с кандидатом все время его пребывания в кампании и наблюдать за происходящим глазами очевидца. К Березенко, естественно, обращались. Журналист моего отдела Наталия Судакова, по задумке, должна была проделать аналогичный маршрут, что и я с Корбаном - только в привязке ко второму кандидату. Сергей Березенко ведет коммуникацию по СМИ через пресс-секретаря, с ней Наталия и вела диалог. Обращались неоднократно - безрезультатно. Я делала несколько публичных обращений - все равно не взяли с собой. С аналогичными просьбами к Березенко обращались и другие украинские журналисты. Насколько я знаю, их попытки так же не увенчались успехом. во-всяком случае я не видела ни одного форматного, развернутого интервью о социальных договорах Березенко, комментарии о фактах подкупа электората по системе административной «сетки», о роли и месте Олеся Довгого, который выступил инициатором подписания меморандума от власти с Корбаном о том, чтобы он снялся с выборов. Нет ни одного комментария по теме.

- Как произошло снятие материала? Как это объяснили в редакции?

У меня появилась уникальная история личного наблюдения о том, как делаются грязные выборы, где скупают голоса избирателей социальными договорами и гречкой, и почему мандат победителя дорогого стоит. Я написала уникальный текст - одна из самых сложных работ в моей профессиональной биографии. Потратила на это кучу времени. Текст вызвал резонанс. Рейтинг прочтения на УП оказался очень высоким. Такого взрыва внимания у меня никогда еще не было. Вчера на меня вышли представители иностранных медиа с просьбой дать возможность перевести и перепечатать этот текст на своих ресурсах. Буду подавать его на всевозможные конкурсы.

Вести, Игорь Гужва, Вести.Репортер, Глеб Простаков, Светлана Крюкова, Дмитрий Раимов, Сергей Щербина

Кстати об отзывах

Вести, Игорь Гужва, Вести.Репортер, Глеб Простаков, Светлана Крюкова, Дмитрий Раимов, Сергей Щербина

А вот и Валерий Калныш - новый главред радио «Вести», и Дмитрий Раимов, которому известны «первоисточники»

- Какие именно инстранные ресурсы?

- Два издания. Сейчас они попросили перевод статьи, и как только редакции все это прочтут и скажут, что материалы идут в публикацию - назову их. Я горжусь этим материалом, однако редакция журнала нашла серию причин, почему его не стоит ставить в номер. Абсурдных, идиотских, непрофессиональных аргументов. Привет главреду - Глебу Простакову. Пусть почитает отзывы наших общих коллег, авторитетов на рынке журналистики. На самом деле мне дали понять, что этот текст никогда не выйдет в печать еще до заявки в номер. В этом тексте есть много историй о власти, откровенных и прямолинейных. Например, история о том, как Олесь Довгий из команды Леонида Черновицкого выступил посредником и инициатором «договорняка» между Борисом Ложкиным и Коломойским и Корбаном - власть предложила днепропетровцам подписать текст меморандума, по которому в итоге Корбан должен был сняться с выборов по 205-му округу. Интересная история? Редакции это оказалось неинтересным.

- По вашему мнению, смена концепции «Вести.Репортер» и снятие вашей статьи - политические решения?

- Судя по серии сопоставленных фактов, инвестор холдинга пошел на договоренности со властью. Или хочет пойти, а потому делает определенные информационные авансы и реверансы Администрации президента. О том, что власть пообещала инвестору наверняка - я не знаю. Однако взамен инвестор начал менять редакционную политику холдинга. Скоро продукты холдинга станут очень добрыми, тексты - позитивными, исключающими критику действий власти. Такая добрая газета о мире и спокойствии. Уже на первую полосу «Вестей» выносятся новости на тему «кризис заканчивается, дно пройдено». Рынок смеется.

Вести, Игорь Гужва, Вести.Репортер, Глеб Простаков, Светлана Крюкова, Дмитрий Раимов, Сергей Щербина

Тот самый выпуск «Вестей» про то, что #днопозади, действительно вызвал недоумение на рынке

- Я могу понять смену концепций, редакционной политики, но я никогда не пойму стаптывание профессионализма. К примеру, сейчас у главного редактора Глеба Простаков новая заместитель - юная девушка, без опыта работы в журналистике, которая двух слов связать не может. Я даже не помню ее имени - она говорила, но так тихо, что я не услышала. Ее главная задача - согласовывать все с высшим начальством. Теперь она будет править тексты и делать репортажную журналистику. Сказала на планерке, что занимается разработкой нового концепта издания. Глебу Простакову это нравится. А кто входит в совет директоров, принимающих решения по редакционной политике? Там же нет ни одного журналиста, насколько я понимаю.

- Что касается коллектива, кроме вас кто-то ушел из журнала?

- Из «Репортера» пока не ушел никто. Сейчас редакция в отпуске до осени. Но после отпуска, по моим прогнозам, кадровый состав редакции существенно изменится. Изменится и сам журнал - меняют его концепцию и дизайн. Дизайн будет делать человек, который делал дизайн «Вестника налоговой службы Украины». Из «Вестей» люди постепенно увольняются.

- Как именно вы ушли? У вас был контакт с редакцией после увольнения?

Ушла прямо с планерки. И прямо к лифту. У меня есть привычка никогда не хранить на работе никаких личных вещей. У меня компьютер свой, чашки нет, ложки нет. Рабочее место должно быть ровно таким, чтобы в один момент можно было свободно встать и уйти. Мне звонили несколько раз из отдела кадров, звонил Полторакин. Мне нужно юридически закрыть вопрос с редакцией, как-то использовать большое количество отпускных дней, накопившихся за два года, и закрыть все формальности. Сейчас вся редакция в отпуске фактически до конца лета.

За ответами по поводу смены концепции и редакционной политики, новой девушки-заместителя и совета директоров, а также с просьбой прокомментировать полученную от Светы информацию я обратилась уже к Глебу Простакову. К сожалению, диалог у нас не задался:

Вести, Игорь Гужва, Вести.Репортер, Глеб Простаков, Светлана Крюкова, Дмитрий Раимов, Сергей Щербина

- Я уже давал исчерпывающий комментарий вашим коллегам на «Телекритике», - отрезал Глеб. Коллегам же он сообщил, что статья представляет «поствыборный пиар Геннадия Корбана, и такой материал может быть опубликован только за деньги» - потому и не вышла. Ну а изменения в редакционной политике связаны с отказом редакции от перепубликации материалов «Русского репортера» и публикацией в будущем большего количества «общих, нетленных тем».

К сожалению, спросить, сколько же стоит публикация «поствыборного пиара», кто стал новым заместителем главного редактора «Вести.Репортер», есть ли в журнале «смотрящий» и как Глеб контактирует с ним, мне спросить не удалось:

Я бы не хотел ввязываться в заочную дисскусию с автором «Репортера», который продложает работать в издании. В случае увольнения Светланы я готов открыто подискутировать на тему журналистских стандартов или любую другую на удобной площадке, в том числе на вашей. Вопросы касательно Игоря Гужвы правильнее было бы адресовать в холдинг. Я сказал то, что сказал. Контакты холдинга есть в открытом доступе. Еще раз - в заочную с дискуссию сейчас вступать не хочу. Пока не вижу, что бы я мог добавить к сказанному, - проинформировал Глеб.

Официальный запрос в холдинг «Мультимедиа Инвест Групп», который я тут же выслала, пока остается без ответа. Поэтому оставляю вас с комментариями, которые мне анонимно предоставили другие источники, на сей раз из газеты «Вести». «Смотрящие», по их словам, пока те же, что и были до «смены власти», и в наблюдательном совете холдинга особых кадровых изменений не произошло. Изменилась, мол, сама редакционная политика, а не люди, которые ее внедряют.

Похоже, отсутствие Игоря Гужвы на пункте пропуска в тайны киевского двора никак не повлияло на режим секретности холдинга. Как раньше скрывали все, что происходило внутри проекта, так и продолжают скрывать, на все вопросы реагируя, как на попытку втянуть в дискуссию (хотя, собственно, в диспутах рождается истина).

Одна надежда - британские ученые.



Источник: mediananny.com
Просмотров: 390 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar