Главная » 2015 » Август » 19 » Старший советник министра экономики Адомас Аудицкас: Будем менять руководителей госкомпаний
16:29
Старший советник министра экономики Адомас Аудицкас: Будем менять руководителей госкомпаний

Госкомпании уверенно “сидят” на бюджетных субсидиях, работают в убыток, регулярно попадают в коррупционные скандалы и упрямо не желают что-либо менять.

В разговорах с иностранцами, которые работают в правительстве, все чаще чувствуются усталость и нотки разочарования.

Они пришли в Кабмин с настроем на быстрые изменения, а столкнулись с бюрократией, неповоротливостью госаппарата, нежеланием системы меняться.

Старшему советнику министра экономического развития и торговли Украины Адомасу Аудицкасу в этом плане достался один из наиболее проблемных секторов — государственный.

Госкомпании уверенно “сидят” на бюджетных субсидиях, работают в убыток, регулярно попадают в коррупционные скандалы и упрямо не желают что-либо менять.

За время работы в Минэкономики советник министра это прочувствовал.

Теперь он опасается давать конкретные прогнозы по срокам выполнения реформы, поскольку соблюдение реформаторских дед-лайнов — явно не конек госсектора.

Рассказ о финансовых показателях государственных предприятий читайте здесь.

- Когда речь заходит о реформах, госсектор не без оснований считается самым закостенелым и неповоротливым.

Выходцы из бизнеса, которые возглавляют госпредприятия, говорят, что любые изменения наталкиваются на пассивность сотрудников, нежелание внедрять новые подходы к работе. Вы это замечаете?

— Я столкнулся с этим. Одно из направлений реформы госпредприятий — проведения аудита.

Правительство приняло постановление №390, которое обязывает крупные госкомпании выбирать качественных и независимых аудиторов. Мы разослали в ГП письма с просьбой ответить, когда они планируют приступить к аудиту. На ответ у них есть тридцать дней. Они истекают на следующей неделе.

Что я вижу? Компании присылают письма о том, что у них нет денег на аудит. Или же о том, что в финансовом плане эти расходы не предусмотрены. Это похоже на формальные отписки.

- Что вы будете делать? Как их заставить провести аудит?

— Если понадобится, будем созывать руководителей и общаться напрямую. На многих предприятиях планируется смена руководства. Возможно, новые менеджеры в большей степени будут готовы к изменениям.

Кроме того, мы начали работу с крупными госпредприятиями, чтобы улучшить там финансовое и стратегическое планирование. В том числе, будем настаивать, чтобы в финпланах были заложены средства на качественный аудит.

- Какова в среднем стоимость аудита?

— Это зависит от структуры и размера активов, от выручки компании. Если это крупная компания, стоимость может составить 100 тыс долл. Для крупных госкомпаний это не самые большие деньги. Аудит небольшой компании может обойтись примерно в 10 тыс долл.

- Кто из компаний согласился проводить аудит?

— Ряд больших госкомпаний — “Нафтогаз”, “Укрзалізниця” — уже имеют историю международного аудита за несколько лет. Многие крупные госпредприятия, например, морские порты, готовы проводить аудиты по новым, более жестким требованиям в 2015 году.

Для многих госкомпаний опыт внешнего аудита будет новым, особенно для унитарных госпредприятий. По нашим оценкам, из топ-100 госпредприятий лишь 20% проводят внешний аудит.

- На каком этапе аудит “Укрспирта”?

— Насколько я знаю, предприятие провело внешний аудит, но окончательный отчет еще не опубликован.

- Почему? Они очень давно обещали это сделать.

— Надеюсь, в ближайшее время опубликуют. По “Укрспирту” есть много вопросов и у госорганов, и у общественности, поэтому им стоит опубликовать результаты аудита как можно скорее.

Мы планировали завершить аудит госпредприятий до конца 2015 года. Теперь понятно, что это займет больше времени.

- Насколько больше?

— Планируем, что в 2015 году начнем аудит по новым правилам, по крайней мере, для крупнейших госкомпаний. Рассчитываем, что в 2016 году такой аудит будет проводиться на регулярной основе.

- Одна из самых проблемных компаний для бюджета — “Укрнафта”. Она не платит налоги в особо крупных размерах. Как обстоят дела с ее аудитом?

— “Укрнафта” — дочерняя компания “Нафтогаза”. С монополистом по части аудита у нас проблем нет. “Укрнафта” — публичная акционерная компания, она должна проводить внешний аудит по стандартам, которые мы требуем от крупных госкомпаний. Рассчитываю, что новый руководитель введет такую практику.

- В рамках реформы госпредприятий планируется оценить их на предмет фискальных рисков. В чем суть такой оценки?

— В том, чтобы понимать, сколько налогов и дивидендов эти предприятия перечислят в бюджет, и какой риск, что поступления будут меньше запланированных. Также по итогам оценки станет ясно, на какой объем субсидий и дотаций из бюджета претендуют эти компании.

Кроме того, часть госпредприятий имеют гарантированные государством долговые обязательства. Анализ поможет понять, насколько компании способны самостоятельно обслуживать такие обязательства.

- Как проводится эта оценка?

— Управление фискальными рисками — это функция Минфина, но до недавних пор в Минфине не было качественной системы управления фискальными рисками. Минэкономразвития помогает создать эту функцию в Министерстве финансов. Задача по оценке фискальных рисков является частью меморандума с МВФ.

Непосредственно оценкой фискальных рисков занимается межведомственная рабочая группа с участием Минэкономразвития и Минфина. Со стороны Минфина рабочую группу возглавляет первый замминистра финансов Игорь Уманский, со стороны Минэкономразвития — советник министра Олег Яковенко.

В составе рабочей группы есть представители Госфинуслуг и Госфининспекции. В будущем оценка фискальных рисков станет прерогативой Минфина. Полученные данные будут использоваться при планировании бюджета.

Первая пробная оценка была проведена в июне. Мы сформировали список 30 компаний, представляющих наибольшие фискальные риски, изучили фактические бюджетные поступления от этих компаний и размер финансирования из госбюджета в 2014 году, сделали прогноз на 2015 год.

Сейчас рабочая группа уточняет методику оценки, перечень упомянутых 30 компаний, и к концу октября должен быть готов прогноз на 2016 год.

- На основании чего вы рассчитываете эти риски?

— Мы выделяли структурные и циклические риски. Структурные связаны, например, с уровнем цен на газ, тарифами на электроэнергию и перевозки, качеством активов и наличием непрофильных активов у предприятий. Циклические проблемы связаны с курсовыми потерями, снижением ВВП.

Приведу пример. 30 компаний из нашего перечня спрогнозировали сокращение консолидированного чистого убытка со 100 млрд грн в 2014 году до 36 млрд грн. в 2015 году. Наш анализ показывает, что в зависимости от степени проседания ВВП убыток может составить не 36 млрд грн, а от 66 млрд грн до 119 млрд грн.

Это означает, что компании, которые планировали в 2015 году выйти в прибыль, не смогут этого сделать. Таким образом, есть риск, что государство недополучит определенную сумму налогов.

Еще один пример. У десяти из 30 компаний есть кредиты, выданные под госгарантии. Примерно 85% этого долга, то есть около 49 млрд грн, — это валютные кредиты. Изменение курса может повлиять на способность компаний обслуживать займы. Это еще один фискальный риск для государства.

- На какой итог Минфин планирует выйти в результате этой оценки?

— Минфин хочет, чтобы расходы на госсектор были меньшими и более эффективными, а доходы большими и стабильными. Тут наши цели совпадают.

- Когда вы полностью передадите Минфину эту функцию?

— До конца 2015 года.

- Какие предприятия несут наибольшие риски для бюджета с точки зрения налоговых поступлений?

— Это самые крупные компании. Наибольший риск представляет “Нафтогаз”: из 100 млрд грн консолидированного убытка топ-30 госкомпаний в 2014 году на его долю приходится 85 млрд грн. В 2014 году государство пополнило уставный фонд НАК на 96,6 млрд грн, предоставило налоговых льгот на 3,6 млрд грн.

Однако и налоговые поступления от этой компании самые крупные — 12 млрд грн. Кроме “Нафтогаза”, наибольшие фискальные риски связаны с железной дорогой, угледобывающими и энергетическими предприятиями.

- Вы определили риски. Что дальше?

— Часть госкомпаний пойдут на реструктуризацию. Планы по реструктуризации будут рассматривать все варианты повышения операционной эффективности компании в привязке к такому индикатору как возврат на капитал. В том числе — сокращение расходов, увеличение доходов и дивидендов в бюджет.

Параллельно с реструктуризацией будем улучшать в этих компаниях финансовое планирование, менять руководителей. Часть госкомпаний с наибольшими фискальными рисками пойдет на приватизацию.

- Звучит оптимистично. За счет чего это можно сделать?

— У госкомпаний есть активы и функции, которые им не нужны. Они не генерируют прибыль. От них нужно избавляться: активы продавать, функции — оптимизировать. Что я имею в виду? Например, “Укрзалізниця” перевозит людей по тарифам ниже себестоимости.

Нужно найти способ сократить расходы компании и сделать так, чтобы пассажирские перевозки стали для нее более выгодными. Кроме того, есть проблема коррупции. Новые руководители госпредприятий, наведя порядок, смогут улучшить финансовый результат.

- До сих пор все попытки это сделать сводились к повышению тарифов.

— Частично этого можно избежать за счет пересмотра функционала компании. Чистка полномочий и ревизия активов позволит компании избавиться от ненужных расходов.

- Какой общий объем субсидирования госсектора из госбюджета?

— Тридцать самых крупных госкомпаний в 2014 году получили 7,6 млрд грн в виде налоговых льгот и 6,2 млрд грн — в форме субсидий из бюджета, не считая пополнения уставного фонда “Нафтогаза”. Гарантированный государством долг составил почти 53 млрд грн. Это расходная часть.

В госбюджет эти госпредприятия заплатили около 36 млрд грн в виде налогов, но эти деньги государство получило бы независимо от формы собственности компаний. А вот как собственник государство получило всего 1,2 млрд грн в виде дивидендов. Это мизерная сумма на фоне льгот и субсидий.

- МВФ ставит какие-то задачи по сокращению субсидирования?

— МВФ видит, что сетка субсидирования очень широка. Если ее убрать, то что предоставить компаниям взамен? Возьмем “Нафтогаз”. Минфин вливает в него средства, и НАК за счет этого ресурса предоставляет субсидии населению. Ломать или не ломать эту систему — политический вопрос.

- Если правительство лишит НАК субсидирования, оно разворошит острую социальную проблему. Возьмем “Укрспирт”. Что с ним делать?

— “Укрспирт” нужно приватизировать. Это компания, которая может получать прибыль и платить хорошие деньги своим рабочим и государству в виде налогов.

- Что делать с угольной промышленностью?

— В Украине исторически сложилось так, что государство субсидирует шахты. Что мы видим? Затраты некоторых угольных шахт только на оплату труда в пересчете на тонну продукции в два раза выше, чем рыночная цена тонны угля. То есть государство платит за то, что ему особо не нужно и не выгодно.

- Как в этом случае поступить?

— Некоторые шахты есть резон сдать в аренду или приватизировать.

- В этом регионе война. О какой приватизации может идти речь?

— Не все шахты в зоне конфликта. Минэнергоугля разрабатывает план работы с шахтами. Проблема есть, и с точки зрения расходов бюджета ее нужно решать.



Источник: ukrrudprom.ua
Просмотров: 383 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar