Главная » 2015 » Февраль » 20 » Зампред правления Укргазбанка: «Для нас плохие активы – это те, которые неправильно оценены»
15:45
Зампред правления Укргазбанка: «Для нас плохие активы – это те, которые неправильно оценены»

Во время прошлого кризиса 2008-2009 годов Укргазбанк стал одним из тех финучреждений, которые были рекапитализированы за счет государства. Помимо «Укргаза», Минфин стал собственником банка «Родовид» и «Киев». Первый из них на сегодняшний день имеет репутацию «черной дыры», поглотившей немало бюджетных средств, и на повестке дня в НБУ стоит вопрос о его ликвидации.
Зампред правления Укргазбанка: «Для нас плохие активы – это те, которые неправильно оценены»
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Второй же – банк  «Киев» – снова  оказался неплатежеспособным. Тем не менее, вкладчикам этого банка в какой-то степени повезло больше остальных. Даже несмотря на его незначительный для банковской системы размер он будет снова спасен государством – только теперь путем передачи активов и пассивов в пользу Укргазбанка.

Укргазбанк сейчас находится в группе крупнейших по классификации НБУ с активами в 21 млрд гривен. Присоединение банка «Киев», активы которого составляют около 1,5 млрд грн, особо не повлияют на его позиции. Тем не менее, неорганический рост этого банка возможен и в более существенных масштабах, если правительство решит с его помощью спасти более крупные банки.

Forbes пообщался с заместителем председателя правления принимающего банка – Александром Дубровиным о том, как и зачем его финучреждение будет принимать «под свое крыло» активы тех банков, которые не выдержали испытание нынешним кризисом.


- Почему именно активы банка «Киев» первыми будут присоединены к «Укргазбанку»? Разговоры о передаче активов неплатежеспособных банков начинались еще с «Форума» и «Брокбизнеса»…

- Перед тем как было принято решение о передаче банка «Киев»«Укргазбанку», была проведена колоссальная работа. Началась эта вся история еще на этапе подготовки закона «О системе гарантировании вкладов физических лиц». Решение, принятое сейчас Кабмином, полностью базируется на законодательной базе. Имплементация этого закона длилась очень долго, было проведено огромное количество консультаций со Всемирным банком и МВФ. Так, к лету 2014 года у ФГВ появились новые инструменты для того, чтобы передавать активы и пассивы принимающему банку.
Фонд имеет достаточно большой опыт для того, чтобы определить наличие в балансе того или иного правонарушения. А на вопросы «кто?» и «почему?» должны отвечать соответствующие органы. И ФГВ, став обладателем такой информации, имеет все полномочия, чтобы направлять ее правоохранителям

Теперь что касается конкретно банка «Киев»… На самом деле банк «Киев» достаточно маленький и не работает уже давно, но его уникальная особенность – в том, что он рекапитализирован государством и, соответственно, его основной собственник – государство, которое и принимает все решения.

Несмотря на размеры этого банка, его важность для системы крайне высока. Наша банковская система со всеми сопутствующими внешними факторами – кризисом финансовым и экономическим, войной на востоке – держится сейчас на двух основных элементах: государственных банках и иностранных банках. И именно как элемента системы – значение банка «Киев» колоссальное.

- А как же частные банки с украинским капиталом?

- Частные банки, к сожалению, сейчас не являются основой банковской системы. Все-таки элемент доверия у юридических и физических лиц на сегодня больший к государственным и иностранным банкам. Поэтому решение Минфина и НБУ не зависело от размеров активов и пассивов банка «Киев». Крайне высоко его значение как фактора возврата доверия [к системе].

- Будет ли проводиться аудит, чтобы понять те причины, из-за которых банк «Киев» опять «наступил на те же грабли»?

- Сразу скажу, все это будет делаться совместно с ФГВ, через процедуру ввода временной администрации.  Дальше будет экспертно-аналитический совет при Минфине, поскольку очевидно,что возникнет необходимость получения дополнительного капитала для «Укргазбанка» – стоимость обязательств банка «Киев» намного превышает стоимость его активов.

Фонд имеет своих аккредитованных оценщиков, которые составляют перечень активов и пассивов и производят оценку. Экспертно-аналитический совет определил, что это должна быть компания из «большой четверки».

- Что дальше будет делать ФГВ?

- Процедура оценки предусматривает выявление ряда моментов. Если мы говорим о том, что выдан кредит, то оценщик определяя его рыночную стоимость, смотрит историю этого кредита. Но не с точки зрения, когда, кому и зачем он выдан, а с точки зрения временного периода. Вполне возможно, что возникнут вопросы, связанные с тем, что кредит выдан и через месяц, к примеру, перестал платиться.  Этой информацией будет владеть ФГВ.

А дальше у ФГВ отработанная процедура. Фонд имеет достаточно большой опыт для того, чтобы определить наличие в балансе того или иного правонарушения. А на вопросы «кто?» и «почему?» должны отвечать соответствующие органы. И ФГВ, став обладателем такой информации, имеет все полномочия, чтобы направлять ее правоохранителям.

Мы будем банком, который принимает клиентов. Это не наша задача – выявлять причины [злоупотреблений]. Но вся процедура предусматривает, что органы, владеющие информацией от «большой четверки», смогут определить виновных.

- Кто продолжил обслуживаться в банке«Киев» после прошлого кризиса?

- Мы изучали структуру обязательств банка. Там есть вкладчики-физлица и небольшое количество юрлиц, в том числе – государственных предприятий. И есть там рефинанс НБУ.

- Насколько велика сумма задолженности перед НБУ?

- Она почти в два раза превышает обязательства перед юридическими и физическими лицами. Эта сумма сформирована еще в 2008-2009 годах.

- А что с активами?

- В банке достаточно большой объем проблемных активов. И уровень их проблемности устремляет стоимость этих активов к нулю. Даже если есть какие-то формальные залоги, то их спорность, качество оформления и фактическое наличие зачастую говорит нам о том, что стоимость этих активов нулевая. Но главное слово – за «большой четверкой».

- Насколько сложно госбанку работать с проблемными активами?

- В коммерческом банке менеджмент отвечает только за деньги собственников и вкладчиков. Мы же отвечаем, в том числе, и за деньги государства. Статус государственного банка дает нам возможность более интенсивно проводить роботу с привлечением правоохранительных органов, потому что государственные деньги, прямо зашедшие в капитал,–это деньги налогоплательщиков. В целом же, проблемы у всех в банковской системе одинаковы.

- Сколько средств от Минфина «Укргазу» понадобится для того, чтобы присоединить «Киев»?
В банке достаточно большой объем проблемных активов. И уровень их проблемности устремляет стоимость этих активов к нулю

- Что касается влияния на баланс, то будем говорить откровенно: «Укргазбанк» намного больше банка «Киев». Мы ожидаем достаточно серьезный дисконт по рыночной стоимости этих активов. Прогнозная сумма той разницы, которая нам понадобится, по нашим оценкам сейчас колеблется от 500 млн грн до 1 млрд грн. Опять же окончательную цифру можно будет сказать после рыночной оценки, когда ее проведут компании из «большой четверки». Но реального влияния на наш баланс особо не будет, потому что банк «Киев» намного меньше.
 
- «Киев» – наверняка не последний банк, активы и пассивы которого перейдут к «Укргазабанку». Может ли следующим стать VAB банк?

- Если говорить о том, что эта работа [по присоединению проблемных банков] не закончится, то я скорее скажу «да», потому что мы видим в этом определенную стратегию, определенное место «Укргазбанка» в этом процессе. Что касается VAB, то тут вопрос к Министерству финансов и Национальному банку Украины. Он с нами не обсуждается.

- Недавно был озвучен один из возможных сценариев по банку «Дельта» – а именно передача его активов и пассивов в «Укргаз». Примеряете ли вы сейчас к балансу такой сценарий?

- У нас есть разработанная стратегия того, как мы видим наш баланс. Она еще не утверждена и находится в процессе обсуждения и доработки. Но какие-то основные индикаторы мы уже видим и понимаем. Мы свой потенциал оцениваем порядка 100 млрд грн валюты баланса. И в зависимости от того, кто будет к нам приходить, мы сможем сказать какую-то цифру, при которой будет продолжаться нормальная работа банка.

Когда отработаем банк «Киев», нам будет проще это понимать. Но на самом деле статьи баланса – все одинаковые. И нам без разницы, как называется банк, который к нам приходит. Здесь самый важный момент – это определение рыночной стоимости активов. Для нас плохие активы – это, прежде всего, те, которые неправильно оценены.

- Активы могут быть переоценены как из-за снижения их реальной стоимости, так и благодаря некачественной оценке. Как решить последнюю проблему?

- Да, эта проблема есть, и она серьезная. И, скорее всего, требует законодательного урегулирования. Где-то оценка уже является публичной деятельностью, но если глобализировать этот вопрос, то нам надо формировать на рынке четкое понимание того, что такое «деловая репутация». Лучше, чтобы и законодательное регулирование, и рыночные процессы шли параллельно– тогда через какое-то время мы от этой проблемы избавимся.

- Как вы оцениваете возможности формирования переходных банков в Украине?

- Я считаю, что это очень хороший инструмент. Его преимущество примерно следующее: переходной банк – это то учреждение, на балансе которого активы оценены по нормальной рыночной стоимости, т.е. это абсолютно нормальные рабочие активы. Следовательно, переходной банк как инструмент крайне привлекателен для инвестора. При этом есть возможность сделать один большой переходной банк, что приведет к консолидации банковской системы, и поэтому как инструмент я оцениваю его очень позитивно. И хорошо, что у ФГВ уже есть такой опыт.

- Вам нужны какие-то дополнительные финансовые инструменты для присоединения крупных банков?
Нам без разницы, как называется банк, который к нам приходит. Здесь самый важный момент – это определение рыночной стоимости активов. Для нас плохие активы – это, прежде всего, те, которые неправильно оценены

- Это не наш случай. Но если говорить о банковской системе, то лично я сторонник расширения финансовых инструментов, которые бы могли прийти в капитал банка. И это необязательно замена вклада сверх гарантированного на что-то непонятное… В мировой практике существует огромное количество инструментов, которые тем или иным образом могут быть учтены в капитале. А у нас только один способ – субординированный долг.

И мне кажется, что когда существуют какие-то кризисные моменты – а они у нас все одинаковые: отток вкладчиков, потеря ликвидности и как следствие потеря капиталов – подобный набор инструментов может оказаться достаточно эффективным. Опять же, здесь надо меньше рассуждать, а больше считать.

- Если с крупными банками к вам будут приходить новые виды бизнеса – например, розница, которая работает только пока ее выдают…Будете ли вы расширять свою линейку?

- Розничный продукт – это тоже классический банкинг, ничего тут такого нет, просто другая технология продажи этого продукта. Но суть его остается прежней – это все равно кредит. Что касается, как вы сказали: «пока выдается – работает» – да, согласен.

Я всегда привожу пример только с пассивной части баланса. Мы сейчас выдаем деньги вкладчикам VAB банка. И у нас на сайте есть объявление: «Мы начинаем выплату вкладов». Вкладчики приходят – и им выплачивают.
В том, что мы сейчас делаем с банком «Киев», все будет немного по-другому. «Укргазбанк» начал обслуживание клиентов – и, соответственно, к нам придет не вкладчик банка «Киев», а к нам придет наш клиент. Примерно то же самое будет происходить и с активами.

Розничный кредит, попавший в ликвидируемый банк, вернуть уже практически невозможно. А розничный кредит, который попадает в действующий банк, будет работать. Следовательно, он не будет терять свою стоимость. А это сейчас большая проблема, ведь у ряда банков в состоянии ликвидации стоимость активов стремится к нулю.

- Вы занимаетесь выплатами депозитов неплатежеспособных банков как агент ФГВ с самого начала этой кампании. Удается ли за счет этого увеличивать свою клиентскую базу?

- По опыту выплаты вкладов банка «Актив» мы добились перевложения порядка 20-25% депозитов. В случае сVABБанком те задачи, которые мы поставили по рознице – это 30% перевложений. Действительно, люди оставляют вклады или приходят, получают – и возвращаются через неделю.

Мы создали процедуру, по которой идентифицируем вкладчика, и потом наши менеджеры делают обзвон и предлагают уже целевым образом депозитный продукт.

- Если говорить о присоединении крупных банков, нужны ли еще какие-то доработки в законодательном плане?
Бессмысленно спасать вкладчика в течение двух лет. Идеальная картина, это – в пятницу зашла ВА, а в понедельник уже поменялись вывески. Может быть, это станет когда-то возможным, когда процедура будет отлажена

- То, что мы видим сейчас – этого вполне достаточно.

- Т.е. это будет возможно только через процедуру введения временной администрации?

- По-другому не сделаешь. Иначе рутинные процессы затянут это все действо на очень длительный период – настолько длительный, что не будет от этой операции уже никакого смысла. Бессмысленно спасать вкладчика в течение двух лет. Идеальная картина, это – в пятницу зашла ВА, а в понедельник уже поменялись вывески. Может быть, это станет когда-то возможным, когда процедура будет отлажена.

- «Укргаз» может значительно расширится и увеличить свои ресурсы за счет присоединения других банков. Тем не менее, эффективность управления государственным ресурсом вряд ли можно назвать высокой. Какие цели сейчас стоят перед банком?

- Идеология вхождения государства в «Укргазбанк» с 2009 года не поменялась: в конечном итоге этот банк должен быть продан стратегическому инвестору. К сожалению, с 2009 года у нас падающие рынки, и мы не можем говорить о том, что сейчас, завтра или послезавтра мы его продадим.Но тем не менее, если смотреть долгосрочную перспективу, то временной лаг составляет  5-7 лет –это тот период, по нашим оценкам,  после которого рынки откроются и будет возможность продать банк стратегическому инвестору.

Перспективы органического роста и кредитования скромны, поэтому мы видим необходимость укрупнения этого банка, а дальнейшей нашей целью будет поиск стратегического инвестора. Мы же до этого будем делать все, чтобы укрепить баланс.



Источник: forbes.ua
Просмотров: 359 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar